• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ночные грёзы (список заголовков)
23:31 

Бессмысленная запись №33

Ленивый удав

Женщина страшно билась, из ее уст вырывались бесовские вопли. Но тут появляется король со своей стражей.
— Что здесь происходит? — восклицает он и с размаху бьет дьявола по лицу. Все своими глазами видели: адский лик зловеще проступает наружу после пощечины, он изрыгает пену, женщина, того и гляди, задохнется.
(с) Манн Генрих. Зрелые годы короля Генриха IV.


Работать мне неохота, даже шевелиться неохота категорически. Дома жарко, на улице слякотно, мерзко, темно и голова моя бунтует, не работает, ночами сниться муть.
Во сне я искала подарок, не что то конкретное, но что то интересное. Я перебиралась от магазинчика к павильончику по нескончаемому пространству какого большого торгово центра. В одной витрине стояли старомодные пышные платья, не стилизованные под старину свадебные платья и не гротескные карнавальные костюмы. Сквозь открытые двери я наблюдала, как высокая женщина крутилась у большого зеркала, пытаясь осмотреть себя со всех сторон. Материал, похожий на бархат или нечто подобное, какого то непередаваемого цвета не то старого золота, не то солнечных бликов на осенней листве, обхватывал её торс как вторая кожа и от бедра уходил в пышную складчатую юбку в пол. Приподнятый воротник и узкие рукава были украшены мелкой вышивкой. Как прекрасно было платье и как при этом было удивительно не здоровым было лицо женщины. Оно было очень бледно, кожа выглядела просвечивающим пергаментом, очень тонкие синеватые губы были сжаты в узенькую полоску и глаза лихорадочно блестели.
Но я бросила рассматривать даму в жёлто-золотом платье и пошла дальше к магазину с живностью. Для рядового зоомагазина его ассортимент был невероятно велик, но более всего мне приглянулись совы. Легко и без тени сомнения проносилось в мозгу мысли о том как нужна мне сова А в реальности, зачем? и как пригодилась бы она в качестве подарка. Ну,зачем? Но сова оказалась не настоящей, а механизированным чучелом. Купив дурацкое чучело я спускаюсь на первый этаж торгового центра и вижу там снова ту женщину из магазина старинных платьев. Она стаяла чуть в отдалении от людского потока между глухой стеной, витриной и кадками с какими то кустами, чуть покачиваясь из стороны в сторону. Лицо её выглядело более больным, а платье цветом ещё сильнее напоминало желчь. И тут женщина внезапно падает лицом вперед. Её тело начинает хаотично подрагивать лицо синеет, вены на шее некрасиво вздуваются. Я стою и боюсь подойти. Но никого словно нет более. Женщина продолжает биться припадке судорог, а я стоять.

@темы: Ночные грёзы

01:44 

Бессмысленная запись №32

Ленивый удав

Земля вздыбилась, как живот беременной женщины, собравшейся разродиться, уже хотел сказать Дэйв, но вовремя прикусил язык, разлетелась в разные стороны, и из могилы поднялся этот юноша. Конечно, его никто не узнал, все-таки он два года пролежал в земле.
(С) Стивен Кинг. Домашние роды.


Лето. Лес. Я с мамой собираю грибы. Периодически обмениваемся фразами на расстоянии. Неожиданно, когда я прислушалась ожидая получить ответ на одну из них, вместо слов я услышала в ответ низкое утробное рычание. Я сделала с десяток шагов в сторону звука и обмерла на месте от удивления смешанного с ужасом. По тропе в сторону полей через просеку неестественной походкой изломанной марионетки шли три зомби. Настоящих разваливающихся трупа с посеревшими мутными роговицами, зеленовато-желто-бурой кожей в багрово-синих пятнах и трещинах из которых текла мутная сукровица и коричнево-рыжая кровь. Я смотрела невольно подмечая рваную грязную одежду, червей, что у кого то из них глаза выперло давлением, у кого то они заплыли сплошным отёком разбухших гниющих век, где то уже обнажилось буро-красно-чёрное месиво демонстрируя кости. Они шли распространяя омерзительный сладковатый смрад разложения.
Мы тоже пошли. Аккуратно и не торопясь дошли до просеки. А тут ревела техника и кричали люди, облачённые в нереальную массивную броню камуфляжной расцветки. Они сталкивали зомби в глубокий ров, где их засыпали песком экскаваторы, а сверху проезжали туда-сюда тракторы. Да, так что только кое-где оставались над поверхностью подёргивающийся палец или кисть, к которой тут же спешил солдат и нещадно рубил её лопатой. Мы пошли на выход в сторону полей с чувством спокойствия. Когда мы уже двигались вдоль жёлтого моря колосьев, мы видели вереницу бетономешалок спешащих в лес.

@темы: Ночные грёзы

15:53 

Бессмысленная запись №31

Ленивый удав

— Кроме нас есть целая вселенная. Посмотрите на звезды! Некоторые — в миллионах световых лет от нас. Они всегда будут недоступны.
— Что такое звезды? — равнодушно возразил О'Брайен. — Огненные крупинки в скольких-то километрах отсюда. Если бы мы захотели, мы бы их достигли или сумели бы их погасить. Земля — центр вселенной. Солнце и звезды обращаются вокруг нас.
(с)Джордж Оруэлл. 1984.


Какой то незнакомый мне населённый пункт. Обычный постсоветский небольшой город, все города советской постройки похожи друг на друга. Густо разросшиеся кустарники и деревья, нескончаемые ряды одинаковых панельных домов, пустыри с травой в рост человека вдоль железной дороги. Потом я вижу здание в форме буквы н, видимо детский сад, а рядом с ним высокая громадина с монолитными бетонными стенами. Я начинаю обходить её в поисках входа и вижу кошку с котятами быстро удаляющуюся от меня. Следуя за зверьками я попадаю внутрь здания. По коридорам здания напоминающим школу серии 222-1-ЛГ? я иду, преследуя кошку и котят. Когда я почти их нагоняю, животные исчезают в лабиринте стен, составленных из матовых стеклянных блоков. По прозрачным стенам скользят фигуры, я слышу отзвуки голосов. В пути мне удаётся схватить кошку. Немного проблуждав в конце-концов я выхожу на крышу здания, где уместилось небольшое кафе с раздражающими оранжевыми стенами. Три девушки смотрят в окно из которого открывается панорамный вид на железнодорожную станцию, далёкие корпуса какого то завода и лес строительных кранов. Со стороны завода идёт дым. Я спрашиваю их что происходит. Они гладят кошку и рассказывают с волнением о шуме и грохоте, а потом дыме. Мы стоим смотрим в окно. Сначала неимоверно сильный грохот, от которого задрожали стёкла, достигает наших ушей, потом мы видим, как взмётывается к небу столп чёрной пыли с багрянцем и молниями внутри. Кошка убегает, девчонки спешат вниз. К нам присоединяется невысокий худой товарищ еврейской наружности (нос, кучерявость и вообще похож на соседа). Он твердит,что это теракт. О чём уже объявили газеты и новости. Неожиданно оказывается, что мой телефон может показывать радиационный фон. 200 мкР/час. На полпути на выход мы уже вчетвером наблюдаем новый взрыв только уже на железнодорожной станции. Скрежет метала взлетающие в воздух вагоны. Пути из города резко ограничиваются. Мы должны добраться до другой станции и не факт, что она уцелеет, к тому моменту, когда мы доберёмся туда. Ещё какой то парень с подробной картой местности присоединяется к нам. Я понимаю, что эти двое и девчонки знакомы друг с другом, но хочу остаться с ними. Куда я денусь, когда вокруг в каждом человеке разгорается пожар паники? Второй парень интересуется кто я. Первый отвечает, что я могу быть полезна и ищет маршрут по карте. Я говорю, что без йода, укрытий каждый из нас «открытая рана», готовая к приёму радиации. Первого это вдохновляет на идею нового маршрута.
А потом, кто то что то уронил на кухни и я проснулась.

@темы: Ночные грёзы

21:49 

Бессмысленная запись №30

Ленивый удав

Изборожденное тонкими морщинами лицо Ли-Цинь несколько секунд не выражало ничего. Потом ее губы задрожали.
— То есть ты организовал свою смерть, Эндрю? Но это же невозможно. Это — нарушение Третьего Закона.
— Нет, — сказал Эндрю. — Я выбирал между смертью моего тела и смертью моих надежд к стремлений. Оставить мое тело жить ценой большей смерти — вот это было бы нарушением Третьего Закона.
(с) Айзек Азимов. Двухсотлетний человек.


Сон был серый, длинный, спутанный и совершено не поддающийся логики нормального линейного повествования. Странно и запутанно цеплялись друг за друга события, перетекали друг в друга образы.
Из магазина на рынок, а там несуществующими дорогами в несуществующий ларёк с несуществующей гадалкой. Гадалкой была женщина цыганско-армянской наружности неопределённого возраста в окружении дешёвого пёстрого восточного интерьера. Цветастые подушечки с кисточками, затоптанный ковёр, металлический кувшин с гнутой ручкой, имитация витража самоклейкой. Мы говорим немного и бессмысленно. Потом она предлагает мне сесть, закрыть глаза и быть готовой. Сначала перед глазами какие то искорки. Они вспыхивают ярче, чаще, пока не прорисовывается целая картинка, где под серым небом, холодными струями дождя по серому асфальту несётся автомобиль. Пешеход дёргается то вправо то влево. В лужу упало тело. Моё. Моё ставшее ватным и бесчувственным от удара машины тело. Я лежала, не чувствуя холода мокрой дороги и одну свою руку, мои ноги скрутило неестественно под тупым углом. Какие люди бежали, а я смотрела на свой контейнер в ногах и почему то думала о дурацкой вакцине. Я дёрнула руки и вся картинка исчезла.
Женщина стала быстро, ворчливо говорить, махать руками над моей головой. Я снова закрыла глаза. Тоже небо, тот же дождь. Та самая дорога. Я замираю на тротуаре и, видя как машина проноситься мимо, перехожу дорогу. Уже почти дойдя до середины слышу надрывный вой шин. Снова удар. Ту машину занесло и она врезалась в грузовичок с досками и арматурами, стоявший у обочины. Падаю. Голове больно. Я вижу своё левое плечо и часть спины. А ещё какое то неоднородное розовое месиво с кровью капающее на плечо. Мозг. Руки судорожно дёргаются и видение вновь исчезает.
Первый раз был лучше, флегматично думаю я, снова закрывая глаза. Я стою. Рёв машины уже раздаётся. Я отворачиваюсь от дороги и иду к другому светофору. Позади меня скрип шин грохот удара.

@темы: Ночные грёзы

03:45 

Бессмысленная запись №29

Ленивый удав

– Имейте в виду, что Иисус существовал.
– Видите ли, профессор, – принужденно улыбнувшись, отозвался Берлиоз, – мы уважаем ваши большие знания, но сами по этому вопросу придерживаемся другой точки зрения.
– А не надо никаких точек зрения! – ответил странный профессор, – просто он существовал, и больше ничего.
(С) Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита.


На по осеннему глубоком, синем-синем небе, медленно плывут пушистые летние облака. Смотреть на пронзительную белизну больно. Песчаный берег, причудливо извиваясь, тянется вдоль большого пространства воды, густой лес выситься за спиной. Сосны шумят, волны шуршат и ветер шумно играет с брезентом палаток. Я смотрю сначала на берег, потом на воду, это толе огромное озеро, вроде Ладоги, толе море. Много, много воды. Я отворачиваюсь от водоёма и шагаю вперёд к палаткам.
Тяжёлый мокрый песок липнет к ботинкам. У палаток какие то люди. Они толпятся и закрывают своими спинами вход в самую большую палатку. Я их почти всех не знаю. Мне точно знакомы только худой небритый мужчина с глазами цвета тёмного неба и невысокая блондинка с какими то плывущими неуловимыми чертами лица. Какие то лица мне тоже знакомы, но поверхностно. Мужчина постоянно озирается, словно ищет кого то, автоматически перебирает своими длинными пальцами сумку, блондинка безостановочно говорит. Я прохожу мимо их и следую к палаткам. Кажется меня никто не видит. Я захожу, как то с боку в самую большую из них. На мокром песке, облепленная водорослями лежит незнакомая мне женщина. Потом вдруг в палатке загорается верхней свет, входит тот самый мужчина. Но я уже вижу его не со стороны, я уже та блондинка. Мужчина шокировано смотрит на тело, потом начинает отрицать. Безостановочно твердя не я.
- Но это вы. Больше тут никого не было. - Отвечает кто то сзади.
- Я не помню. - От волнения он начинает задыхаться. Я почему то теряюсь. Мужчину быстро грузят увозят.
Тело остаётся лежать на мокром песке, опухшее от воды и опутанное водорослями.

@темы: Ночные грёзы

23:51 

Бессмысленная запись №28

Ленивый удав

Я выпустил каплю концентрированной кислоты на красную бусинку. Капля задымилась, посерела, покрылась налетом грязной пены. Разложение. Денатурация. Дальше, дальше! Я потянулся за пробиркой. Когда я снова взглянул на каплю, тонкое стекло чуть не выпало у меня из рук. Под слоем грязной накипи, на самом дне пробирки, снова нарастала темно-красная масса. Кровь, сожженная кислотой, восстанавливалась! Это была бессмыслица! Это было невозможно!
(С) Станислав Лем. Солярис.


Память интересно устроена. Иногда она сохраняет множество почти ненужных мелочей: запахи, посторонние звуки, цвет неба, блики на воде. Но не сохраняет важных элементов, несущих стен, формирующих из фрагментов общую картину. Потом причудливо перемешивая разум создаёт из этих осколков мозаику сна.
Медные стволы сосен тянуться вдоль, бегущей вверх, дороги непрерывной колоннадой. Жарко, душно и пыльно мелкие камушки попадают в кроссовки. Я поднимаюсь на склон, где на дорога огибает дом. Кажется, с минуты на минуту скрипнет входная дверь или раздаться скрежет цепей детской качели, шелохнётся от хозяйской руки длинная занавесь или прокатиться по траве, выскочив из кустов, цветастый резиновый мячик. Но тишина. Кажется, что всё брошено. Я сажусь за стол, что накрытым стоит на лужайке, и начинаю есть. Нарезаю себе хлеба, какого то мяса, чищу апельсин и банан. В высоком голубом небе бегут пушистые облака, зелёные кроны шумят. Неожиданно неловким движение я режу себе ладонь. Рана, сочась неестественно красной кровью, расползается в стороны. Крупные багряные бусины соскальзывают с её краёв и падают на стол. Кровь не впитывается в булку, в дерево стола, словно ртуть она катается по столу и собирается в лужицы. Я вскакиваю и бегу в дом. Обшариваю шкафчики, но нигде, нет аптечки. Завернув руку в полотенце спешу покинуть поляну. Полотенце быстро краснеет. Я спешу и уже вижу трассу, дома и людей, но мои ноги двигаются всё медленнее. Бусины крови горохом сыпятся на землю. Я слабею, спотыкаюсь и падаю. Ко мне подходит высокий мужчина неопределённого возраста с лохматой причёской и неприятной улыбкой на небритом лице. Это хозяин дома. Он вынимает из кармана что то вроде степлера и бинт, пробивает края раны скобами, а сверху бинтует. Ловко и профессионально. Когда он уходит, я осматриваюсь и обнаруживаю себя в паре шагов от дома с опушки.

@темы: Ночные грёзы

13:16 

Бессмысленная запись №27

Ленивый удав

Джордж долго рылся в поисках теплых носок и непромокаемых ботинок, и его ли вина, что дядя Джордж говорил слишком громко? Или, может, он виноват, что мама не прикрыла дверь на кухню! Или его ошибка в том, что Бог не заткнул ему уши, или, на худой конец, не отгородил звуконепроницаемой стенкой?
(с) Стивен Кинг. Бабуля.


Я прошла в сад созвонившись с кабинетом через домофон. В общем обычный рабочий день, до мелочей обычный.
Разложив вещи, сижу и готовлюсь к манту. Вдруг образовывается такой момент, что в медкабинете оказываюсь, я одна. Врача ещё нет, медсестра отошла. И в этот момент начинает надрываться домофон. Я сижу. Но никто не приходит, а звонящий не унимается. Звонит снова и снова. В итоге я решаю подойти, вдруг там мамочка привела ребёнка?
- Вакцинатор! - Звучит мой собственный голос из трубки.
В ужасе я выключаю домофон и отхожу. Но даже выключенным он продолжает звонить, и звонить, и звонить...
А потом я проснулась от того, что дико орал телефон.

@темы: Ночные грёзы

00:51 

Бессмысленная запись №26

Ленивый удав

Мурка, не ходи, там сыч
На подушке вышит,
Мурка серый, не мурлычь,
Дедушка услышит.
Няня, не горит свеча,
И скребутся мыши.
Я боюсь того сыча,
Для чего он вышит?
(с) Анна Ахматова. 1911


Я работаю с врачом терапевтом. Врач бледен, молод, лохмат, высок и циничен. В кабинет входит женщина, чей образ расплылся в моей памяти кучкой слизи. Не помню, что с ней, но её отвозят в палату, взявшиеся из неоткуда два мужика. Палата - узкая длинная комната с зелёными стенами и заколоченным окном. В комнате сумрачно и пахнет затхлостью, под кроватями видна пыль. Женщина укладывается на ближайшую к выходу кровать. Я и врач идём к женщине. Она сидит в коридоре и говорит, что другой пациент мешает ей спать. Врач кричит, что у неё галлюцинации и в палате никого нет. Я стою на пороге и вижу, как на дальней кровати кто то шевелиться. Врач включает свет. В палате никого. Только 5 пустых кроватей вряд. Но когда гаснет свет, я снова вижу фигуру. Она как бы растёт из кровати. Растёт и растёт, пока не загораются жизнью два глаза. Я включаю свет и в палате снова никого. Врач хватает со второй кровати подушку и показывает наволочку с рисунком похожим на размытый портрет и начинает уверять пациентку, что это она и видела. Женщина без энтузиазма соглашается.
Я пишу, что то в журнале, врач за соседним столом, что в карточках. От тьмы коридора нас отделяет жёлтый свет настольных ламп. Я слышу шаги в неосвещённом коридоре. Приближаются и замолкают. Врач ловит мой взгляд и мы идём в палаты. В первой все спят, во второй тоже, в четвёртой не спит только парень с гипсом обоих ног. А через стекло пятой кто то смотрит, но врач проходит мимо. Я дёргаю дверь она заперта. Врач подходит, тоже дёргает дверь, и с третьей попытки она поддаётся. Наша пациентка спокойно спит, но женщина на соседней кровати не просто мертва, она умерла давным давно. Ещё плоть иссохла, волосы вылезли глаза ввалились. Я кричу, эта та кровать из которой рос силуэт. Врач трясёт меня и посылает меня на пост. Убегая я ещё вижу его силуэт сгорбившийся в дверях. Я прибегаю на пост, а там сидит он же и улыбается, как то не правильно.

@настроение: Сонное

@темы: Ночные грёзы

01:16 

Бессмысленная запись №25

Ленивый удав

Кора отпрянула.
За распахнутым окном сверкали зеленой листвой яблони, стояли теплые июльские сумерки. С негромким треском разрывались хлопушки фейерверка. Издали доносился смех, веселые голоса. В воздухе вспыхивали праздничные ракеты - алые, белые, голубые - рассыпались, гасли...
Она захлопнула окно, голова кружилась, она чуть не упала.
- Уильям! (С) Рэй Брэдбери. Запах Сарсапарели

Тёплый солнечный летний вечер. Зелень утопающая в тишине и неге. Я иду по шпалам, но под ногами всё равно шуршит гранитный щебень. Рельсы исчезают где то в дали. Я иду и иду и наконец подхожу к станции. Эта станция равно такая же каким был 14 лет назад Железнодорожный вокзал Вельск. Хотя какой это был вокзал, самолётный ангар и платформа. Вокруг всё пропитано деревенскими звуками и запахами. Запах скотины, запах сена и тёплого нагретого дерева и ещё тысячи слаборазличимых, едва уловимых и почти забытых запахов щекочут ноздри. Блеяние коз, кудахтанье кур, детский смех и пьяные голоса сливаются в какой то единый звук. Где то на границе слышимости играет какая то песня 90-х . На платформе стоит мужчина в поношенной одежде сотрудника РЖД.
- Желаете сойти на нашей станции?
- Нет.
- Поезд прибудет в 25. Не опоздайте.
Мне хочется спросить чего 25. Но я понимаю, нет, я чувствую неуместность вопроса и ничего не спрашиваю. Когда прибывает состав, а кажется он прибывает через пару минут, без шумно и без объявлений, я сажусь и уже сидя в вагоне смотрю в окно. За окном вовсю валил крупный снег, было по декабрьски холодно и темно. Я с удивлением кинулась в тамбур. Через открытые двери на меня по прежнему смотрел всё тот же мужчина в одежде сотрудника РЖД и лето 14-летней давности.

@настроение: Унылое

@темы: Ночные грёзы

04:14 

Бессмысленная запись №24

Ленивый удав
Квадратная спина мелькнула на втором марше лестницы, и, задыхаясь, он поспешил за ней. Кальсонер поднимался со странной, неестественной скоростью, и у Короткова сжималось сердце при мысли, что он упустит его. Так и случилось. На 5-й площадке, когда делопроизводитель совершенно обессилел, спина растворилась в гуще физиономий, шапок и портфелей.
(С) Михаил Булгаков. Дьяволиада


Бывает из одного сна в другой кочуют странные и не очень личности.
Один. Питерское метро, переход между станциями. Многоликий людской поток, то почти иссякнет, то то снова нахлынет на ступени эскалатора в своей нескончаемой спешке. Люди идут вперёд, поднимаются по ступеням, нетерпеливо толпятся и хаотично разбегаются, не оглядываясь по сторонам не замечая ничего лишнего.
Он играл на гитаре, притоптывая в такт. Худой мужчина лет тридцати пяти с "котелком", одетый не по погоде: чёрные брюки, белая рубашка и коричневый жилет с рисунком в мелкий цветочек. Кажется у него был галстук, но я не уверена, толе синий, толе коричневый, толе бабочка толе нет. Тонкие пальцы быстро перебирали струны, губы беззвучно шевелили. Я стояла и смотрела в его сторону, чтобы встреться взглядом с его тёмным глазами, обычно детали легко замечаются и запоминаются, но не в этот раз. Глаза были не то карие, нет не то синие, не то тёмные серо-зелёные. Толпа снова нахлынула, как волна, и скрыла музыканта из виду. Когда люди разошлись в углу уже никого не было.

Два. Небо низкое и пасмурное, окрасили в грязно-оранжевый уличные фонари. Дождь моросит. Толпа спешит домой. Я почти налетаю на мужчину впереди. Брюки, рубашка, жилет и чёрные с белым ботинки. Это он. Я поднимаю взгляд лишь за тем что бы снова увидеть чёрный "котелок", неровно остриженные прядки выбивающиеся из-под шляпы и тёмные глаза, кажущиеся бездонными на худощавом лице. Мужчина улыбается, как то неприветливо, хищно и продолжает свой путь в толпе. Я замечаю, что незнакомец обронил небольшое портмоне, но обернувшись уже не вижу мужчины. Портмоне теперь в моём кармане. Я быстро удаляюсь с проспекта и ныряю во двор. Двор-колодец освещается только парой рыжих фонарей, гулко разноситься звук капель. Под жестяным козырьком стоит он.
- У вас моё. - У незнакомца оказался хриплый шипящий голос.
Я протягиваю ему портмоне. Длинные пальцы стискивают моё запястье, мужчина тянет мою руку на себя, пристально вглядываясь мне в глаза. От этого немигающего взгляда становиться неприятно и холодно.
- Эти руки плохие. - Его вторая рука тянется ко мне, чтобы прижаться холодной ладонью к щеке.
Я хочу кричать, но вместо крика получаются хрипы. Мужчина уже чертовски пугает. Ему есть на что злиться, в этом дворике нет свидетелей, не смотря на астеническую фигуру, природа силой его явно не обделила. Паршивая ситуация. Но незнакомец снова улыбается, всё той же отталкивающей улыбкой и отпускает меня.

Три. Я не знаю чей это ребёнок, но он был грязным, шумным, суетливым, приставучим. Если коротко, то таким, какими умеют быть только невоспитанные, избалованные и одновременно обделённые вниманием дети. Не то что бы я ненавидела детей, но к тому моменту, как ребёнок начинает связно говорить и твёрдо шагать по земле, родители должны пытаться делать из зачатка человека полноценную особь. А не взращивать 5-7-10 и до бесконечности летный кусок нервов и дикарских замашек. Моё раздражение растёт. Я уже мечтаю хорошенько треснуть этого человеческого поросёнка, связать и отрезать ему язык. Точка кипения пройдёна, ненавижу всё: человеческого поросёнка, его родителей, автобус, погоду, правительство и др. Я долго и обидно ору на поросёнка и выхожу на первой остановке. А там четверо подростков и старый знакомый незнакомец в котелке.
- Крик для слабых. - Почти шипит мужчина не оборачиваясь.
Можно поддаться заблуждению, что он продолжает разговаривать со своими собеседниками. Я иду мимо. Я слишком устала, слишком раздражена, слишком зла. Но мужчина преграждает мне путь. Я поднимаю голову. Снова взгляд глаза в глаза. А они, глаза то есть, карие. Он поправляет котелок, безумно улыбается и отходит.

@темы: Ночные грёзы

23:56 

Бессмысленная запись №23

Ленивый удав
И только уже на самом склоне лет, глядя в один прекрасный вечер, как Солнце опускается в воды Тихого океана - этот эпизод подробно описан в мемуаре, - Купер вдруг понял, что он и есть настоящий Виккор Маллансон. Биография Маллансона, которую он изучал в Вечности, во всех деталях совпала с его собственной жизнью в 24-м Столетии. Человек, вошедший в историю под именем Виккора Маллансона, гениальный первооткрыватель Темпорального поля, на самом деле был Бринсли Шериданом Купером. (С) Айзек Азимов. Конец Вечности.


Мутные волны почти беззвучно накатывали на песок. Местами отступая вода оставляла на берегу блестящие чёрно-бурые в красноватых лучах заходящего солнца водоросли и лаковые скорлупки моллюсков. То там то здесь между мелких раковин, камушков и морской травы торопливо бегали серовато-белые с бежевым рисунком птички и расхаживали неторопливо толстые чайки. Небо над головой пурпурное, пока ещё беззвёздное, на востоке между серых с красными отблесками заката скал, уже погружалось в чернильную тьму. Словно бледные звёзды в вышине точками белели брюшки птиц. Не чувствовалось ни малейшего ветерка, ни прохлады, которые обычно бывают от воды. Вдали, на противоположенном берегу словно в дымке или мареве расплывались контуры нескольких невысоких зданий и пары тёмных фигур.
Моя голова болит. Она тяжела словно налита свинцом и непрерывный гул в такт сердцебиению отдаётся в сводах черепа. Мне хочется лечь, уснуть и побыть в тишине. Но тут невыносимо шуршат песчинки, тревожно пищат птички, надрывно кричат чайки и противно шлёпают волны о камни. Я закрываю глаза и открываю их снова. Всё тоже небо, солнце, однообразие пляжа и всё тот же берег в дали, только немногим ближе и чётче. Я уже различаю три одноэтажных дома и кажется пару человек. А чайки уже не кричат и птиц почти не слышно.
Так я и продолжала стоять открывая и закрывая глаза, словно в состоянии транса наблюдая приближение берега и подмечая, что с каждым разом всё тише становилось в округ. Пока все звуки не утонули в мертвенном безмолвии, только пульс в голове продолжал стучать. Недоступный берег теперь в паре шагов. Я шагнула на него. Три ветхих дома, жались к друг дружке, не нуждаясь ни чём более: нет, дорог, нет линий электропередач, просто три дома. Три дома и памятник. То что я приняла за человеческую фигуру было памятником без постамента вырытым в землю по колени. Я оглядываюсь назад. Волны лижут песчаный берег, а в дали на противоположенном берегу, можно различить человеческую фигуру.

@настроение: Унылое

@темы: Ночные грёзы

19:10 

Бессмысленная запись №22

Ленивый удав

Табун встрепенулся. Вороной мустанг заржал, зафыркал и забегал вокруг табуна. Все кобылицы сгрудились в круг и поскакали вслед за своим вожаком. Их скрыло облако пыли.
(с) Эрнест Сетон-Томпсон. Мустанг-иноходец


Вот! Люди желали взглянуть на те мои сны, что без войн и крови, пожалуйста. Специально выбирала пару примеров, где никто не умер, и даже никого не били.
В этот сон более старый, там я выиграла путёвку куда то. Не знаю куда, сон начинается и заканчивается в поезде. Я еду одна, без багажа. В купе подсаживается второй пассажир, когда за окном холмистая местность сменяется красивым ночным городом. Высокий, худой парень в ковбойских сапогах и шляпе, простенькой куртке и совершенно нелепейшем галстуке с быками. Под шляпой у него оказались густые рыжие волосы. Закинув сумку, шляпу и пыльную куртку на сидение, парень попросил помочь ему найти вагон ресторан, где его должен дожидаться друг. Далее начинается нечто неописуемое: бесконечные в длину вагоны, нереально большие внутренние помещения, разные пейзажи в окнах одного вагона, эскалатор в тамбуре, кафе на крыше, товарный вагон с лошадьми, мужик упавший в колодец и женщина, у которой взорвалась причёска. Я была в ужасе от поезда и бродила следом за ковбоем уже не исключительно из праздного любопытства, а от страха, что не смогу вернуться назад. А так вроде вдвоём потерялись. В конце состава был прицеплен товарный вагон. Обладатель галстука с быками, самодовольно похвастал, что там его лошади. Лошади были белые в коричневых пятнах. Колбой неожиданно стал орать махать руками и понесся между животными в глубь вагона. Там мужик в комбинезоне пытался открыть двери вагона (честно искала как правильно называются боковые двери со специальными задвижными створками и разгрузочные люки в нижней части, но наверно не так искала), завидев ковбоя он засуетился сильнее, стал яростно крутить рычаг на стене. Двери стали открываться и параллельно в полу открылся люк. Колбой поспешил к рычагу, мужик люку, лошади из вагона. Пара лошадей сбежала, колбой закрыл двери, мужик прыгнул в люк. Я подошла к люку, выглядевшему, как глубокий сырой колодец. Ковбой дергает меня за воротник со словами, что знает где перехватить вора. Мы несёмся через какой то коридор на крышу вагона, где сталкиваемся с проводником. Ковбой торопливо рассказываем ей ситуацию. Я стою в стороне и зачем то пытаюсь зажечь свечкой со столика бенгальский огонь. Огонь зажигается, неудачно обдав мои руки искрами. Я со вскриком подкидываю его вверх и продолжающей шипеть огонёк приземляется прямо в высокую причёску проводницы. Голову женщины на мгновение охватывает синеватое пламя и причёска взрывается, как фейерверк. Пламя брызгами распространяется по крыше. А я уже внизу, смотрю как широкая рука быстро крутит рычаг, кажется ковбой оттащил меня в низ и сейчас закрывает дверь.

Очень часто во сне я смотрю телевизор. Это при том что в реальности от силы раз в неделю его смотрю (передачу про ремонт, если не просплю). Разные шоу, что мне снятся, не имеют аналогов в реальном мире или слишком много компетентны для опознания. Хотя бывает иначе. В одном сне я смотрела какой то дурной мультик по телевизору. Сюжет там крутился вокруг приключений сына Фелиции Харди (она же Чёрная кошка, её я по костюмчику сначала опознала, а потом и имя прозвучало) и Питера Паркера (его в сюжете не было, Человек-Паук там погиб, но о нём упоминала Филиция), во время нападения на Нью-Йорк неведомой хренотени. Сюжет помню смутно, там точно был Уилсон Фиск и Зелёный гоблин, вроде ещё был кто то из детей Магнето и Псайлок (пришлось покопаться чтобы найти её имя), запомнился лишь панорамный полёт на большой разумной птице с человеческими волосами на голове. Вот такие пирожки.

А на днях я во сне смотрела Секретные материалы. Там Малдер и Скали расследовали серию исчезновений людей. Люди исчезали на день, два или пару недель и возвращали живые и здоровые, но совершенно не помнящие где они были всё это время. Во время расследования выяснилось, что часть людей пропадало в момент сложных жизни угрожающих ситуаций. Однако последние, пропавшие при сходных обстоятельствах, не возвращались. Скали случайно отследила возвращение мужика из последних пропавших (мужик просто вышел из-за угла), и поспешив на место из которого вышел мужчина, оказалась на космической станции. На станции те самые пропавшие, но не в полном составе. Они сообщают, что по станции бегает инопланетная тварь и жрёт людей, что у станции есть хозяева, но похоже тварь сожрала их первыми, и что они направляются к блоку управления. Нечто похожее на чужого ползает по перегородкам, начинается паника. А в моём сне вступает в силу полный бред. Им никак не удаётся открыть дверь и тут дверь открывается сама и их начинает направлять голос. Через узкую вентиляцию, четверо выживших попадают в комнату управления и выясняется, что управляет станцией живой корабль. Экипаж корабля погиб, тогда же сбежал груз. Груз, оригинальный экипаж, как и планета с который корабль прибыл, уже давным давно не существуют. У корабля есть задача сохранить груз, поэтому корабль воровал людей в надежде набрать новый экипаж, но люди не справлялись с поставленной задачей.

@настроение: Диванное

@темы: Ночные грёзы

23:22 

Бессмысленная запись №21

Ленивый удав

Нечто необычайное произошло с лицом Форда. По меньшей мере пять четко отличных друг от друга выражений крайнего удивления появились на нем, результатом чего была дичайшая гримаса.
(с) Дуглас Адамс. Путеводитель хитч-хайкера по Галактике


Света от меленького фонарика едва хватает, осветить пространство под ногами. Узкий луч света выхватывает из темноты, какой то мусор, мутные лужи, грязь и лакированный ботинок рядом идущей девушки. Пространство впереди не видно совсем. Воздух в туннеле не то что спёртый, но какой то застоялый с привкусом плесени на языке. Я начинаю сожалеть, о тупой авантюре, собственной жадности и столкновение с белобрысым кретином, подговорившим меня на это, безусловно, находчивое, но спорное предприятие. Радует, только, что я не одна такая. В туннель спустились также девушка с синими волосами, неуловимо знакомый пацан в болотном комбинезоне и что совершенно неожиданно Л.Б. в солдатской одежде.
- Мы скоро будем на месте. - Голос за моей спиной принадлежит тому самому кретину; молодому мужчине, придурковатому не по возрасту и не по статусу, он идёт сразу позади меня. - На этом повороте надо на право.
Я не вижу почти ничего, не то что поворот, и подавно не предполагаю где, когда и как этот мерзкий туннель обернётся красотой отделанной, но забытой станции метро. А справа оказался спуск и металлические ступеньки уходящие вниз. Спуск этот выглядел малопривлекательно, всюду паутина и многолетняя пыль, толстые кабели, извивающиеся в непроглядной тьме, откуда то снизу исходит монотонный слабо определяемый звук.
- Мы уже близко. Слышите звук? Видите кабельные линии? - Мужчина радостно вещает и выходит вперед. - Если позволите, я спущусь первым.
С улыбкой он начинает спускать вниз. Я слушаю, как поскрипывают ступени, что то сыпется вниз и смотрю, как погружается во тьму голубоватый огонёк налобного фонарика. Потом звук прыжка, шаги.
- Всё в порядке! – Доноситься снизу.
Паренёк рвётся следом и поскальзывается на первой же ступеньки. Я стою так близко, и так далеко… Он моментально исчезает в темноте и через мгновение раздаётся глухой звук удара тела о каменный пол. Л.Б. молчит, хватая ртом воздух, синеволосая девушка, начинает шептать одними губами, медленно приобретая зелёный цвет лица. А я быстро спускаюсь вниз. Даже налобный фонарь не включила.
- Боже, Боже, Боже… - Мужчина с силой вцепился в собственные волосы, и ходит кругами вокруг тела, подрагивая, как от рыданий. На руке кровь и кровью же он успел измазать себе прядь волос.
Я вижу, что парень ещё жив. Смотрю пульс, дыхание и чуть приподняв, его голову кладу к себе на колени, плотно сжимая висок. Словно это разрешит ситуацию.
Я смутно помню, чем закончился сон. Кажется, кто то принёс носилки и мы шли к ближайшей станции по путям. Л.Б. исчезла, синеволосая девушка оказалась сестрой паренька.

@настроение: Унылое

@темы: Ночные грёзы

23:40 

Бессмысленная запись №20

Ленивый удав

Стало чуть легче, и он продолжил восхождение по склону навстречу неизвестности. Понятный, цивилизованный мир остался где-то вдалеке и в прошлом; ничто живое не сохранилось здесь, только он -- Рик.
(с) Филип Кинред Дик. Мечтают ли андроиды об электроовцах?


Надо и хороший сон как нибудь записать, что бы никому не думалось о моей голове, как о фабрике кошмаров. Просто такие сны скучные и неинтересные. Кому может интересен быть мой быт? Вот я их и не записываю. Поэтому, снова что то с чем то. Один из самых неоднозначных моих снов.
Один день до начала нового года. Пасмурно, но светло, мелкий снежок сыпет с неба. Я еду в магазин. Магазин многоэтажный, светлый, явно слеплен больным воображением из нескольких супермаркетов и Ладожского вокзала. Далее немного быта. Пропускаем. И тут я вижу А. Ту самую А., что уже 7 лет покоиться в земле. Она выглядит значительно моложе, чем была в последний год жизни. Маленькая А. смешная, как в детстве. Такая же светло-серая куртка, синие "дутики", вязанная шапка, пшеничные пряди вдоль лица. Она машет мне рукой.
- Я не ждала тебя. - Её голос, несоответствующий внешности 12-летний девочки, больше похож на голос её матери. - Ты вечно спешишь.
- Я знаю. Мы ещё увидимся позже.
Я обнимаю её. Живая тёплая А. Во сне я и не сомневаюсь, что она жива. Она и не умирала.
- Прогуляемся, как в былые времена? - Она ниже меня ростом, но взгляд прямо в глаза.
- Я уже говорила, что бывала в твоём садике?
Мы беседуем много и жадно. Я рассказываю ей о себе, о тех годах, которых для неё не было. Она рассказывает о деревне. (А. каждое лето проводила в деревни, иногда и зимние каникулы там же. Но А. не собиралась переезжать туда жить всерьёз, хотя и часто шутила, что будет там пастухом работать.) Каким то невероятным образом мы оказываемся недалеко от дворов, где выросли. Всюду тишина, безлюдно. Но я списываю, это на подготовку к праздникам.
- А твоя мама? - Я даже не понимаю зачем спрашиваю, разговор до этого шёл совсем о другом. (Мама и брат А. тоже мертвы.)
А. разворачивается и делает пару шагов в сторону моста, чей противоположенный берег тонет в белом мареве, падающего снега. Я больше не вижу её лица. Чувствую, что ей уже пора уходить.
- Она тоже со мной. - Её голос звучит тише. - И брат, но ты знаешь.
- Тебе уже пора. Я буду ждать.
- Я не никуда не спешу. - Она подбегает ко мне, лучезарно улыбаясь. - До свидания.
Я чувствую прикосновение её теплых, бархатистых губ к своим. Что за бред?! Меня целует девушка?!!! Но она коротко смеётся и исчезает на другом берегу моста. Снег падает в тишине, я стою прислонив пальцы к губам...

@настроение: Выходного дня

@темы: Ночные грёзы

23:52 

Бессмысленная запись №19

Ленивый удав

— Люди обычно склонны принимать слишком ослепительные перспективы за правду именно потому, что они ослепляют, — торопливо подсказал посол.
(С) Генрих Манн. Молодые годы короля Генриха IV.


Темный пасмурный вечер, холодный ветер в волосах, и мелкие капли дождя. Под жёлто-оранжевым светом фонарей спешит людская масса, единым потоком несутся машины. Я бы сказала, что это глубокая осень, когда всё вокруг уже серо промозгло и мертво, но снега ещё нет. Я куда то направляюсь в компании кого то типа. Высокий худой ушастый, с выразительной подвижной мимикой, не красивый и чем то даже отталкивающей мужик лет 35 - 40. Но мне с ним удивительно весело и легко. Я обнимаю его его руку, прижимаюсь к рукаву его кожаного пальто и радуюсь. Просто радуюсь.
Мы пришли в цирк. Перед входом рассматривали разных смешных зверей, во что то играли. Он купил мне вату, а на себя нацепил смешной зелёный парик. И шутил, шутил, даже не помню о чём, но было смешно. Только серые глаза были удивительно печальны. Я почти не помню представления. (И это правильно, вить в цирке я никогда не была, а значит, и не могу представить его репертуар.) Лишь ближе концу был, какой то дрессировщик с макаками. И макаки, что то не особо его слушались. Одна обезьяна сорвалась с криками побежала в нашу сторону, я пугаюсь, словно ребёнок, и прячусь за спину своего спутника. А он огрел мартышку тяжёлым батником по голове. Мы быстро ретировались. Он побежал отмывать бадлон, а я бесцельно бродила по коридору. И вдруг в коридор стали выбегать люди. Их всех покусали макаки. У меня сразу под рукой оказывается моя сумка, а в ней набор первой помощи. Рука, нога, ключица, глаз. Дезо, восьмиобразная, спиралевидная, монокулярная. Я слышу шум скорой, вижу врачей и удаляюсь на поиски своего знакомого. Его я нахожу в туалете полуголым стирающим в раковине свой серый бадлон. Он улыбается мне в ответ и просит немного его подождать. Я удаляюсь.
В коридоре топчется, какой тип. В грязной одежде с пергидрольными космами. Я замечаю, его перевязанную, какой то тряпкой руку со свежими пятнами крови и безумные глаза. Но всё же со словами, что я медик, подхожу к мужчине разматываю повязку. Рана на его руке не свежая и уже успела затянуться. Во мгновения ока тип хватает меня за горло, заламывает руки и волочёт за собой. Я не могу кричать, я дышу с трудом. Дверь туалета всё дальше, я не могу позвать своего спутника. Когда мне уже кажется что всё и меня убьёт, непонятный бомжеватого вида псих, моих ушей достигает, знакомый голос и звук выстрела. Плечо обжигает болью. (Снова плечо.) Я падаю и псих тоже. Кажется, пройдя через него на вылит, пуля вошла в меня. Я оборачиваюсь назад. А там мой знакомый в компании толстого мента. Happy end?
Я иду к скорой, на моих плечах его пальто, он снова шутит с грустью в глазах. Кажется всё хорошо...

@настроение: Пресное

@темы: Ночные грёзы

22:35 

Бессмысленная запись №18

Ленивый удав


В тени косматой ели,
Над шумною рекой
Качает чёрт качели
Мохнатою рукой.
Качает и смеется,
Вперёд, назад,
Вперёд, назад,
Доска скрипит и гнётся,
О сук дубовый трётся
Натянутый канат.
Снуёт с протяжным скрипом
Шатучая доска,
И чёрт хохочет с хрипом
Хватаясь за бока.
Держусь, томлюсь, качаюсь,
Вперёд, назад,
Вперёд, назад,
Хватаюсь и мотаюсь,
И отвести стараюсь
От чёрта томный взгляд.
В тени косматой ели
Визжат, кружась гурьбой:
— Попался на качели,
Качайся, чёрт с тобой.

(с) Федор Сологуб. Чёртовы качели. Отрывок.


После сна, что видела сегодня я, огромным стрессом было ехать в метро. Вить видела я безумием объятого смертника и реки крови, пролитые им. Но обо всё по порядку.
Холодное солнечное утро, серый поток людей спешит едва ли не строевым шагом в направление метро, где исчезает, словно в ненасытной глотке. Почти всё как обычно, возможно только света больше. В вагоне людей мало, но свободных мест нет. Легко одетая женщина сидит напротив, а с ней почти раздетые дети. Толстый мужчина, одетый в тёплое пальто и пиджак, всё поведение которого и даже то, как он сидит, как держит руки, говорит о достоинстве и значимости, и парень в толстовке, чей нехитрый наряд, не остриженные волосы и расслабленные минималистские движения, выдают в нём личность, не обременённую великой ответственностью, занимают оставшиеся места. У боковины стоит образцовый скинхед, высокий, сутулый с ежиком светлых волос и злобным взглядом исподлобья. Слева через человека сидит очень смуглый мужчина, толи светлый негор, толи сильно тёмный индус. Тёмные штаны, свободная тёмная куртка, неброская одежда, никаких лишних примет. Он кажется просто великаном из-за контраста со старушкой рядом. Скинхед начинает приставать к негру, говорит колкости, называет своего оппонента макакой. Я начинаю нервничать, вдруг разразиться драка. Смуглый вскакивает, орёт что неразборчиво, страсти накаляются. Важный господин, сидевший напротив, обругивает обоих участников. И тут негор распахивает куртку, и становиться сразу ясно, отчего она столь свободна. Он угрожает взрывом. Важный господин далеко, скинхед и парень, вжавшийся в сидение, явно трусы, а в непосредственной близости лишь старушка, мамаша и я. Я уже порываюсь вскочить, хотя даже не понимаю, как и что буду делать, но твёрдая рука останавливает меня.
- Не надо. – Тихо почти шёпотом говорит, старик, что сидел со стороны правого бока. – Вы всё равно ничего не сможете.
Вагон подъезжает к станции, почти все сидят боясь шелохнуться. Скинхед в ужасе выбегает, кто-то ещё выскакивает следом, но и негор выходит тоже. Прямо так со взрывным устройством в состоянии готовности. Двери закрываются, и мы едим дальше, уже в туннели даже сквозь шум от стука колёс слышим грохот. На следующей станции я выскакиваю и еду назад. Не знаю зачем. Только я так и не вышла. Каменным изваянием застыла в дверях, да и не я одна. Там, на перроне в клубах дыма некому было оказывать помощь. Разорванные в клочья местами ещё живые люди усеяли пол. Руки, ноги, кишки и море крови… Багряное зарево безумия. А смертника не было видно, наверно его разорвало на совсем мелкие куски. Кто то пока ещё мог стонать… Ненадолго.

@настроение: Рабочее!

@темы: Ночные грёзы

00:57 

Бессмысленная запись №17

Ленивый удав

И до того эта несчастная Лизавета была проста, забита и напугана раз навсегда, что даже руки не подняла защитить себе лицо, хотя это был самый необходимо-естественный жест в эту минуту, потому что топор был прямо поднят над ее лицом. Она только чуть-чуть приподняла свою свободную левую руку, далеко не до лица, и медленно протянула ее к нему вперед, как бы отстраняя его. Удар пришелся прямо по черепу, острием, и сразу прорубил всю верхнюю часть лба, почти до темени. Она так и рухнулась.
(с) Достоевский Федор Михайлович. Преступление и наказание.


Довольно интересный отрывок моего "дорожного сна".
Медные стволы сосен выстроились в колоннаду вдоль земляной дороги. Я сижу в кузове грузовой машины. Холодный порывистый ветер быстро гнал по небу пушистые серые облака, из-за которых периодически выглядывало тусклое солнце. Кроны шумят. Наверно будет дождь. Дорога идёт вверх, машину сильно трясёт. Вот я вижу, как начинают появляться серые крыши, белёсые стены и широкая поляна отгороженная стройными рядами неокрашенных деревянных кольев. Водитель резко тормозит и я лечу вперёд, но вместо живописного валяния в грязи просто перелетев через кабину благополучно приземляюсь на ноги. На поляне пасутся лошади. Из неоткуда выходят человек 5-6 мужчин в одинаковых серо-синих комбинезонах с ружьями на перевес. Я замечаю, что у меня тоже есть ружьё и сумка с патронами на поясе серо-синего комбинезона, как у всех. Лошади завертели головами.
- Быстро отстреливаем и начинаем погрузку. - Громко объявляет лысый здоровяк по правую руку от меня.
- Полчаса? - Доносится чей то робкий голос из-за моей спины.
- Чем быстрее тем лучше. - Отвечает лысый и зарядив ружьё первым шагает в загон.
Потом было много лошадиных тел: на бегу, в агонии, с ранами, в кузове. Мы их отстреливали и складывали в кузов. Всех.

@настроение: Диванное

@темы: Ночные грёзы

22:44 

Бессмысленная запись №16

Ленивый удав

- Договорились,- сказал Кот и на этот раз действительно стал исчезать по частям, не спеша: сначала пропал кончик хвоста, а потом постепенно все остальное; наконец осталась только одна улыбка, - сам Кот
исчез, а она еще держалась в воздухе.
"Вот это да! - подумала Алиса.- Кот с улыбкой - и то редкость, но уж улыбка без кота - это я прямо не знаю что такое!"
(С) Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес.


Интересно почему даже если во сне я знаю, что и кто сделает и знаю всё что будет в этом сне далее то всё равно ничего не могу изменить? Я предупреждаю людей об опасности, но они будто не слышат меня, я меняю маршрут, подготавливаю заранее необходимые средства, но результат остаётся прежним. И ах, да об этом я не писала: один и тот же сон может сниться мне много раз. А так как я смотрю этот сон не первый раз то и помню его хорошо.
Я и моя семья спасаемся от погони. Не знаю кто и зачем за нами гонится. У меня есть муж сын лет десяти и дочки четырёх и двенадцати лет. Также с нами сестра мужа у неё двое малышей. Сначала мы ехали какими то старыми полу заброшенными дорогами на своей машине, но бензин кончился и её пришлось бросить. Нам пришлось в квартале состоявшем из коттеджев искать чью машину можно украсть. Сейчас была осень, а значит, дома должны пустовать. Муж с сестрой напоролись на хозяйку в одном из домов, а мне и детям удалось незаметно, пробраться в соседний дом. Они остались вешать женщине лапшу на уши. Прошлый раз она им не поверила. Я в соседнем доме в поисках необходимых вещей: деньги, драгоценности, ножи, одежда, всё что могло так или иначе пригодиться, не заметила, как дети убежали вперёд. Я знаю мы уже не вернёмся ни домой, ни сюда и если повезёт долго будем в пути. От сбора вещей меня оторвала старшая дочь. Запинаясь сообщает, что отец с тётей нашли и смогли завести грузовичок. Отдав ей одежду и вещи, сама спешно затрачиваю в бумагу селёдку. В предыдущий раз рыба протекла и я поскользнувшись потянула лодыжку. Мимо бежит сестра мужа и кричит, что они нас уже нашли. Я бегу за ней, потом вспоминаю про еду возвращаюсь и снова бегу. Ноги скользят на раскисшей земле, каким то листом бьёт прямо в лицо и я роняю в грязь детскую сумку. Ладно игрушки не столь важны, младшая переживёт. Дети толпятся, муж материт машину. Детей решаем посадить назад, младших под надзор к старшим, сами сесть в кабину, все на местах и мы в пути. Снова пригородные улицы, пустынное шоссе, ворох сухих листьев, смерть позади.
Мы заехали в маленький городок. Какие то чёрные дети трутся у машины. Заправившись, уезжаем. В пути обнаруживаем, что пропал пакет с едой. Муж решает, что надо выходить к людям. Я предлагаю, поймать кого нибудь в лесу, дождаться темноты. Мои доводы не услышаны. Муж с сестрой уходят. Я не дожидаясь их увожу детей в лес. Они уже не вернуться, а если я останусь их ждать, нас убьют прямо здесь. Всё, что можем несём на себе. Даже трёх летний карапуз тащит груз. Старшая дочь кричит, что там дольше в чаще её с братом школа, и дети начинают торопиться. Я знаю там безопасно. Помогаю детям пролезть через ограду и перетащить кладь. Сын, перевалив через забор, развалился на асфальте и не помогает. Шапку он где то потерял, и волосы вместо соломенных, уже стали серыми от пыли. Ругаю его и за лень, и за нечистоплотность. И только сейчас замечаю, второй племянник пропал. Снимаю с себя кольца и серьги отдаю их старшей, цепочку одеваю на младшую. Дети нервничают, младшая начинает плакать. У неё папины синие глаза. Мене всё равно не вернуться, а им пригодиться, да что вспомнить будет. Прошлый раз, они остались без всего. Напоминаю, про ценные вещи в мешке и солгав, что вернусь, ухожу.
Те самые два негритёнка маячат уже в лесу, увидев меня, убегают. Так вот кто нас заложил. Там где они только что стояли ярким пятном выделяется, голубой комбинезон. Я успеваю услышать какой то хлопок. Ну, вот я снова не успела посмотреть, жив ли он...

@настроение: Унылое

@темы: Ночные грёзы

23:42 

Бессмысленная запись №15

Ленивый удав

Гроза, медленно накоплявшаяся за весь этот жаркий, нестерпимо душный день, разразилась с необыкновенной силой над Перебродом. Молния блистала почти беспрерывно, и от раскатов грома дрожали и звенели стекла в окнах моей комнаты.
(С) Александр Куприн. Олеся


Мой последний яркий сон был повещён блужданию по парку в непогоду.
Вообразите только себе высокого и толстого мужчину, скорее всего старого врача или военного, пожалуй, ещё и с бородой, в компании со старухой без особых примет, с белолицей девочкой, в чьих жидких волосах неясного цвета поблескивают заколки, и двумя толстыми пыхтящими собаками. Кажется, что наряди эту процессию в костюмы из запасников исторического музея и вот перед вами барин, его старуха мать и малолетняя дочь. И представите себе такую узкую парковую дорожку, мощённую серовато-красным камнем, высокий кустарник сплошной стеной, растущий по обочинам, и яркие пятна редких фонарей. А на улице проливной дождь, молнии разрывают небо, и безмолвная процессия выруливает вам на встречу из глубины парка. Вся эта жуткая атмосфера, все эти причудливые тени, отбрасываемые кронами деревьев и извитыми ветками кустов, шорохи и потрескивания, доносящиеся, откуда-то из темноты, неровный свет со скрипом раскачивающихся на ветру фонарей, и всё это кажется каким то потусторонним и пугающем, банальные вещи, наполняя ужасом. Кто эти люди? От чего они здесь в такую непогоду?Но люди проходят мимо не замечая ничего. Их не беспокоит дождь, громкие раскаты грома, яркие вспышки молний. Они идут спокойным прогулочным шагом, хотя ни кого из них нет зонта. Я провожаю людей взглядом до следующего поворота.
Одежда уже почти совсем промокла, и вот я уже бегу через кусты, в надежде сократить дорогу. Заросли становятся всё реже, кустарник всё ниже, а пока под ногами ни начинает скрипеть песок. Пышную, сочную зелень парка заменяют чахлые редкие кустики и иссохшая трава.

@настроение: Устала......

@темы: Ночные грёзы

03:38 

Бессмысленная запись №14

Ленивый удав
Наконец, он все же, как видно, заснул, ибо ему почудилось, будто и в самом деле шелестящие лебединые крылья подняли его на воздух и под звуки нежного пения понесли далеко над морем и сушей.
— Лебединая песнь, лебединая песнь, — повторял он про себя, — это ведь значит смерть.
(С) Фридрих Де Ла Мотт Фуке. Ундина


Вчера мне приснилась пьяная свадьба. С шумом-гамом, радостными плясками моя бабушка выходила за муж. Интересно к чему бы это... Но записать я хочу вовсе не этот сон. А другой, приснившийся мне около недели назад.
Морской пляж, узкая полоска песка между тёмной водой и изъеденными ветром и волнами каменными глыбами. Шуршит сухая трава, кланяются земле при каждом порыве ветра дистрофичные хвойные деревца, отчаянно вцепившиеся извитыми корнями в расщелины чёрных скал. Я стою босиком на холодном серо-жёлтом песке, до боли, в суставах вцепившись в воротник зеленовато-серого пальто, и просто смотрю в даль. Мои ноги замёрзли, волосы спутались на ветру, но ждать гораздо важнее. Серое небо висит так низко, кажется, что там у самого горизонта, тонет в морских волнах серая вата туч. В море никого нет, ни большого корабля, ни крошечной шлюпки, лишь чайки белыми точками качаются на волнах. С неба начинают падать крупные пушистые снежинки. Но я не ухожу.
Вдруг я отчётливо слышу шуршание песчинок под чьими то тяжелыми сапогами. Пожилой мужчина, в серой шинели небрежно накинутой на плечи, ровной походкой подходит ко мне из-за спины.
- Сегодня корабля не будет. – Но говорит это и закуривает от спички. – И завтра, и послезавтра тоже. Ты же это знаешь, не хуже меня.
Я даже не слушаю его слов, я знаю, что завтра снова приду сюда, любым способом, хоть как сегодня, но приду. Потому что это важно надеться до последнего, дождаться и встретить. Хотя, голос разума говорит мне, что корабль никогда не придёт, что корабль, который я жду, уже давно бороздит совсем другие моря.
- Пошли домой. – Я хочу посмотреть ему в глаза, но от чего не могу, кажется это стыд. Вместо этого лишь наблюдаю, как шевелиться папиросина в чёрных с проседью усах. – Похоже, сегодня снова будет снегопад.

@настроение: сплю..........

@темы: Ночные грёзы

Тёплый пушистый плед

главная